1 ноября 2016 года

Как одесской общественности договориться с застройщиками

Еще немного подождём и вместо очаровательных произведений Вуди Аллена, в нашем городе будут снимать документальное кино про гетто.
Одесситы утрачивают один за другим объекты культурного наследия и десятки гектаров зелёных зон. Проекты торговых центров, высотного жилья, которые происходят между частными застройщиками и городской администрацией, имеют почти нулевое вниманием со стороны людей, которые платят за это. Хотя на жизнь последних это воздействует в наибольшей мере.
Вот стоит на столе киевский торт (можно Наполеон или Сметанник). Режем его на 10 гостей. Но вдруг, на вечеринку приходит еще 15 человек, и десерт делится на 25.

Схожим образом, каждое новое здание в Одессе пропорционально нагружает инфраструктуру. При увеличении плотности населения блага делятся между большим количеством участников — увеличиваются очереди в школы, в детские садики, очереди на остановках, уменьшается площадь рекреации на душу населения. Парковки не хватает, в конце-концов.

Проблемы канализации кажутся очевидными для города. Новые жители в устоявшемся районе нагружают старые канализационные коллекторы.

Наш город не резиновый и с точки зрения производства электричества. Значительная часть предприятий в центре содержат дизельные генераторы, потому что остаться без света — норма. А ведь на их месте могли бы быть если не парковки, то, как минимум, летние террасы.
Элементарная проблема проезда из-за большего количество машин стала причиной драки жителей в Жемчужине на Архитекторской. По неподтвержденной информации, вместо обещанного детсада или ТЦ, рядом с домами построят жемчужины №40 и №41 по 18 этажей каждая.

Вопрос: «А что мы можем сделать?». Строители располагают экономическим ресурсом и поэтому строят. А мы инвестируем, потому что недвижимость — самый устойчивый капитал в этой стране.

Конечно, давайте построим 16 этажный дом на месте старинной усадьбы. Потому что «город развивается». 16 этажей выгодно. 32 еще выгодней. А 64 выгоднее, чем 32. Так можем ли мы оперировать категорией выгоды? Является ли это справедливым параметром?
Вместо лучшего места на Земле, Одесса рискует стать самым плохим примером Китайского рынка недвижимости.

Отсутствие планирования, как института, строительство по мере отведения земельных участков умноженное на жадность формирует безобразный облик города.

Сложно найти пример строительства за последние 10 лет, который хотелось бы передать и показать следующим поколениям. Разве что в музей «бетонного терроризма».


Может ли застройщик в одностороннем порядке лишать нас права на город?
Нет.
Нет.
И еще раз нет.

Как совместить интересы публичной власти, крупного инвестора и жителей?

Стремление находить общий смысл создаёт компромисс. Есть ли такое стремление со стороны застройщика? Когда в 2015 году жители Кёльна протестовали, вице-президент строительной компании приходил на публичные обсуждения. Это организованный гражданский процесс, например, в актовом зале школы. Пожелания жителей учитывают, их выслушивают.

Существует ли какая-нибудь коммуникационная платформа в Одессе? Нет. Ответственность за организацию подобного процесса возлагается на застройщика, как на сторону, претендующую на землю города, в котором мы проживаем.
Почему застройщик должен прислушиваться к общественному мнению?

Продукт застройщика — здание. Сегодня самые рейтинговые продукты построены на интересах сообщества. Этот экономический закон актуален во всех сферах бизнеса. Интерфейс Blablacar затачивают под пользователей. В facebook сообщество генерирует контент. Клавиатура Sonder на сенсорных чернилах куплена Apple, потому что предусматривает создание пользовательского контента. VRChat подняла $1.2 млн на возможности создавать и публиковать контент сообществами. База Minecraft — сообщество, участвующие в развитии оригинального проекта. Поэтому он продался в 25 млн копий.

Значит, строителям будет выгодней создавать пользователь-ориентированный продукт.

Строительство без учета интереса субъектов — устаревшая модель городского развития, которая больше не работает. Большие проекты, которые происходят между частными застройщиками и городской администрацией имеют почти нулевое вниманием со стороны людей, которые платят за это; хотя на жизнь последних это воздействует в наибольшей мере.

Огромные инфраструктурные проекты больше не могут быть продиктованы исключительно частными интересами или государственными чиновниками.
И что, сохранять эти старые Дачи Докса и Усадьбы Маразли?

Да. Строительство ЖК Ультра-престиж-хаус выглядит просто цинично на фоне принудительного исключения из перечня культурного наследия страны. Если исповедовать меркантильную логику, то Парижу стоит бездействовать подождать пока у Эйфелевой башни поржавеют конструкции, а затем построить там ЖК. Выгодно же.

Вместо очаровательных произведений Вуди Аллена, в нашем городе будут снимать документальное кино про гетто.
Уголовный кодекс определяет преступления как действие или бездеятельность.
Какой смысл от старых зданий?

Культурные объекты генерируют очки туризма. Когда вы открываете tripadvisor в любом городе он не советует посмотреть спальный район. Туристические путеводители никогда вас не отправят прогуляться «атмосферными» улочками Гагаринского плато. А старый город является контекстом, в котором состоялась та Одесса, которую мы любим.

Если застройщик хочет строить, то пускай нанимает на работу не визуализаторов многоэтажек, а одного 100 лучших мировых архитекторов.
Зачем сохранять зелёные зоны?

Жилье, которое построили в Одессе за последние 10 лет провоцирует жителей пользоваться личным транспортом. На Гагаринском плато и Французском бульваре нет традиционной структуры улицы. Нет активного фасада, который позволил бы организовать бизнес и стимулировал бы пешеходный трафик.

Как следствие, жители ищут работу в центре и добираются к ней на машинах, доказано. На машинах приходится отвозить детей в школы и садики. Машины производят выбросы углекислого газа. Воздух, которым пользуются горожане на равных правах, загрязняется. В процессе фотосинтеза растения превращают углекислый газ в органические вещества, обогащая атмосферу кислородом.

Да, экологическую проблему невозможно пощупать сегодня. Зато через 15 лет вам об этом расскажет районный пульмонолог или терапевт.
Доход организаций на территории Центрального Парка в 2013 году достиг почти $10 млн
Общественность может только протестовать.

Есть поучительный документальный фильм о протесте жителей Кёльна против строительства ТЦ у них на районе. Фильм поднимает вопрос о праве на город. В конце ситуация оказалась патовая для всех сторон. Общественный контроль — это хорошо, но протест без предложения альтернативы — контрпродуктивно.
Существуют ли в Украине примеры, когда застройщик прислушивался к мнению жителей?

Существует. Я был очень удивлён, когда в Киеве на лекции про ревитализации услышал доклад Андрея Некрасова, проектного менеджера Arricano. ТЦ на Лукьяновке предусматривает сохранение архитектурных памятников — здание Лукьяновского парка городской железной дороги и здание электростанции Лукьяновской городской железной дороги.

Компания расширит пропускную способность прилегающих к площади транспортных магистралей и создаёт полноценную пешеходную зону. Проектом предусмотрен пешеходный мост на озеленённую крышу.
Что делать
Очень хочется надеется, что чиновники и строители не всегда совершают ошибки из коррупционных побуждений. А часто просто по незнанию.

Я и мои коллеги не являемся протестной активностью просто ради энергии протеста, самоудовлетворения или пиара. Мы хотим чтобы строительство жилья развивалось пропорционально инфраструктуре, с учетом потребностей горожан и эффективных идей в сфере архитектуры и урбанистики, опробованных всем нормальным миром строительства.

Кадор, Будова, Ривьера-девелопмент, Гефест, если на ваших сайтах написано о уважении к обществу, то давайте договариваться. Мы готовы бесплатно помогать, консультировать и организовывать коммуникацию с жителями. В конце-концов, одесситы — ваши потенциальные инвесторы.